Menu
Войти  \/ 

Введите ваши логин и пароль

A+ A A-

Становление нотариата в России, история и современность

  • Автор: Super User
  • Категория: История
  • Просмотров: 5241
В данной статье автор рассматривает историю возникновения и развития нотариата, а также делает акцент на тенденциях развития нотариата в Российской Федерации.

О.В. Филиппова,
нотариус города Екатеринбурга,
кандидат юридических наук

Нотариат имеет многовековую историю. Возникнув еще в Древнем Риме, он продолжает наращивать темпы становления и развития в современном мировом пространстве. В настоящее время в России институт нотариата подвергается достаточно глубокой модернизации, поэтому актуально именно сейчас восстановить в памяти историю данного института, для того чтобы проследить, на каком из этапов своего развития нотариат был наиболее востребован и эффективен для общества и государства в целом. Говорить о профессии нотариуса означает говорить о достоверности и свидетельстве. Достоверность означает верность, не вызывающую сомнений, соответствие истинности информации, передаваемой одним человеком другому. Свидетельство нотариуса означает доверие людей, власти, которая наделяет нотариуса полномочиями, позволяющими ему удостоверить правильность изложенного. Говорить о профессии нотариуса означает говорить об истине. Истиной называют то, что подтверждает и утверждает реальность. Именно удостоверение истины было, есть и будет первейшей обязанностью нотариуса(Адриан И. Галиндо). Нотариус – гарант правовой защищенности и стабильности. Задача нотариуса, исходя из принципа справедливости, заключается в защите слабого перед лицом сильного, незнающего от того, кто знает. Нотариус стоит на страже достоинства человека и использует все возможности, чтобы обеспечить ему доступ к свободе принятия решения в условиях полной защищенности. Первоочередная роль нотариуса – быть бескорыстным и беспристрастным советником, обязанным в поисках необходимого равновесия объяснить каждой из сторон характер и весь объем принимаемых ими на себя правовых обязательств в силу предполагаемого юридического соглашения. В обеспечение законности нотариус исходит из потребности любого общества в правовом равновесии и защищенности в целях поддержания в нем мира и солидарности. Миссия нотариуса в этой области в равной степени затрагивает как публичные интересы государства, так и частные интересы его граждан (Андре Швахтген, почетный президент МСЛН).

Конституция Российской Федерации гарантирует предоставление квалифицированной юридической помощи своим гражданам. Свою главную обязанность по защите прав и свобод человека государство выполняет через правовые институты, среди которых и такой ключевой, как нотариат. Нотариальная защита доступна и надежна, квалифицированна и ответственна, а в случаях, предусмотренных законом, оказывается безвозмездно.

Нотариальные действия осуществляются от имени государства, а нотариальная деятельность строго регламентирована законом. Мирное урегулирование отношений, внесудебные процедуры защиты прав, механизмы юридических гарантий делают нотариат особым и незаменимым правозащитным институтом. Труд нотариуса неприметен. Оценить по фактически совершенному легче, чем по предотвращенному. Поэтому оценка нотариата не всегда является объективной. Тем не менее нотариат успешно развивается в современном мире и уверенно устремлен в будущее, так как данный правовой институт (как показывает история) всегда был и будет востребован государством, обществом в целом и отдельными гражданами, большинство из которых не ищет споров, а жаждет мира, гармонии и процветания. Нет сомнений, что гражданам необходим такой беспристрастный юрист, как нотариус, который видит в законодательстве инструмент мира и согласия, который способен найти наилучшее для сторон решение и заключить приемлемый для всех союз (договор). Высказывание «Когда работает нотариус, суды отдыхают» ясно и четко отражает суть и значение нотариата.

Представляется, что предназначение нотариата изначально стояло на достаточно высоком уровне, и в современном мире необходимо поддерживать и развивать ценность и значимость данного института путем совершенствования предоставляемых нотариусами услуг и приумножения уровня юридических знаний нотариусов.

Значимую роль нотариата и важнейшие функции отдельных нотариусов отмечал Жак Ширак: «Своей деятельностью нотариус отвечает на одно из самых законных чаяний наших сограждан жить в обществе организованном, а не хаотичном, в обществе, управляемом правом, а не силой. Договор является одним из главных способов достижения этой цели. Это важнейший инструмент, которым пользуется общество, построенное на принципах свободы и ответственности. Расширять границы договорной свободы не значит предоставлять договаривающиеся стороны самим себе, поскольку правда тогда будет на стороне сильнейшего. Договор может полностью соответствовать своим целям лишь в том случае, если он заключен в условиях, дающих возможность гарантировать соблюдение интересов всех сторон».

Таким образом, роль нотариата в настоящее время становится все более весомой; наметившаяся тенденция развития данного правового института свидетельствуют о том, что обществом востребована та деятельность, которую осуществляет нотариат, а государство готово провести востребованную модернизацию данного института. На нотариат возлагаются большие надежды, именно поэтому на данном этапе развития российской правовой культуры нотариат подвергается существенным изменениям.

При исследовании любого явления целесообразно обратиться к истокам его возникновения, проанализировать основные этапы становления и развития. Это позволяет глубже уяснить суть рассматриваемого объекта, отбросить второстепенное и преходящее в его содержании. Как справедливо заметил В.И. Вернадский: «Прошлое научной мысли рисуется каждый раз в новой перспективе. Двигаясь вперед, наука не только создает новое, но и неизбежно оценивает старое, пережитое»[i].

Писари древнейших цивилизаций были далекими предшественниками нотариата, но настоящими родоначальниками профессии стали особые категории должностных лиц, наделенные полномочиями формировать и закреплять юридические доказательства. В Древнем Египте это были агораномосы, в Древней Греции – иеромемнесы (от слов «иеро» – священный и «мнезос» – память), или эпистаты, являвшиеся священнослужителями. Однако историю современного нотариата принято относить к Древнему Риму. Юридическая сторона все расширяющегося гражданского оборота Древнего Рима требовала облачения правовых актов и договоров в письменную форму. С ростом имущественного оборота востребованность профессии писарей (писцов) только нарастала. Писцы стали предшественниками табеллионального нотариата в Древнем Риме. В их обязанности входило не только составление разного рода посланий и прошений, но и совершение различных сделок. Были две категории писцов: состоявшие на государственной службе (лат. scribae) и находившиеся на содержании частных лиц (лат. exceptores et notarii).

Несмотря на то, что профессия нотариуса достаточно древняя, исторически современный институт нотариата сложился во Франции 200 лет назад в соответствии со знаменитым Законом Вантоза, принятым во Франции в начале XIX века (16.03.1803 г.), которым, собственно, и была создана модель латинского нотариата. Значение Закона Вантоза отмечают многие иностранные специалисты-нотариусы. Данный закон, сохраняющий свое действие и поныне, явился первым законодательным актом, сформулировавшим признаки свободного нотариата, оказал значительное влияние на развитие нотариата в Европе и мире в целом. Впоследствии, с влиянием Испании, латинский нотариат распространился также в странах Южной и Центральной Америки. Значение профессии нотариуса наиболее удачно выразил советник Реаль в своих многократно в дальнейшем цитировавшихся словах при представлении Закона Вантоза в Государственном совете Франции в 1803 г.: «Наряду с другими должностными лицами, которые разрешают споры, общественное спокойствие требует наличия и иных должностных лиц, которые, будучи незаинтересованными советниками сторон и беспристрастными выразителями их воли, ставят стороны в известность о значении договорных обязательств, в которые они вступают, ясно выражая их содержание, придают им характер аутентичного акта и силу судебного решения, не подлежащего обжалованию, сохраняя память о них навечно и верно, препятствуют возникновению конфликтов между добросовестными людьми и лишают людей алчных, рассчитывающих на успех, желания возбуждения несправедливого притязания».

Этими незаинтересованными советниками, беспристрастными составителями, своеобразными добровольными судьями, бесповоротно обязывающими стороны соглашения, являются нотариусы, а их институтом – нотариат.

Необходимо отметить, что та система нотариата, которая сложилась во Франции, существует и функционирует в настоящее время, является весьма эффективной и в достаточной степени обеспечивает стабильность гражданского оборота, что свидетельствует о том, что данная модель оправдала себя, и можно стремиться к развитию российского нотариата в том же направлении.

«Российский нотариат, в целом развивавшийся в соответствии с общемировыми тенденциями, имел существенные специфические особенности, обусловленные ходом развития отечественной истории, что со всей очевидностью свидетельствует о наличии объективной связи института нотариата со всей системой государственно-правовых явлений в стране»[ii].

Следует отметить, что в литературе нет единства взглядов на определение момента его возникновения. Так, по мнению одних авторов, органы российского нотариата зародились достаточно поздно, примерно в ХVI веке. Их появление и дальнейшее существование были обусловлены расширением торговой деятельности и увеличением торгового оборота. Устная форма сделки перестала отвечать требованиям времени и желанию контрагентов обезопасить себя. Восполнить потребность составления документов в письменной форме смогла изначально свободная от контроля государства группа грамотных людей, профессионально составлявших письменные акты[iii].

Другие ученые считают, что нотариат зародился несколько раньше. Так, Н.И. Комаров отмечает, что на Руси в течение долгого времени нотариату предшествовал институт свидетелей, которые фиксировали факт заключения сделки или завещания имущества[iv].

Переход от института свидетелей при совершении акта к его юридическому закреплению происходил в Псковской и Новгородской республиках.

В Новгороде посадники и тысяцкие имели свои печати. Они прикладывались к договорным, жалованным и другим новгородским грамотам, что свидетельствует о регистрационно-нотариальном характере их действий[v]. «Учитывая, что дошедший до нас вариант Псковской грамоты датируется началом ХV века, – пишет Н.И. Комаров, – к этому времени следует отнести начало правовой регламентации скрепления завещаний протонотариальным порядком»[vi].

М.Ф. Владимирский-Буданов отмечает, что в Пскове и Новгороде «формы правильного совершения завещания требуют подписки послуха, которым был обычно отец духовный, и в таком случае достаточно было одного послуха. Но, кроме того, требуется подпись дьяка, писавшего завещание»[vii].

В становлении нотариата, бесспорно ,велика роль православной церкви. Во-первых, ведению церкви подлежали практически все семейные дела, в том числе по наследству, опеке, утверждению духовных грамот (завещаний) и т.д., во-вторых, церковь имела соответствующий аппарат – владычных и тысяцких наместников. Кроме того, при самом епископе находились священники и дьяконы, являвшиеся хранителями книг, грамот и делопроизводства.

Анализируя причины возникновения нотариата, исследователи указывают, что низкий уровень грамотности населения и повышение спроса на юридические услуги дали толчок к возникновению зачаточных нотариальных функций, которые изначально сосредоточились в руках дьяков и подьячих как наиболее образованных людей[viii]. Таким образом, мы можем проследить изначальную задачу нотариата – грамотное предоставление юридических услуг, а также обнаружить обязательное требование к лицу, предоставляющему данные услуги – достаточно высокую степень юридической грамотности.

Развитие договорных отношений, усложнение порядка заключения договоров обусловили появление квазинотариальных форм. Например, по Судебнику 1550 г. при приобретении лошади требовалось присутствие пятенщика[ix], который пятнил ее. Образцы пятен записывались целовальниками и дьяками в специальные книги.

В XVI веке формируется специальная группа составителей различных письменных актов. Первоначально такие составители именовалась по-разному: писчики, площадные писчики, площадные дьячки, подьячие с площади, писчего подьячишки и др.; затем эта группа переросла в единое сословие площадных подьячих[x].

Как отмечает А.Г. Олейнова, история, организация и правовое регулирование деятельности площадных подьячих не были предметом широкого специального исследования русскими учеными, но именно они положили начало российскому нотариату[xi]. Первое упоминание о площадных подьячих относят к 1546 г.[xii].

Площадные подьячие не состояли на государственной службе, но действовали под надзором правительства. Жалования от государства не получали, брали за свои услуги с обращавшихся к ним лиц плату, называвшуюся «писчее», или «магарыч»[xiii].

В Московском государстве своеобразной главной нотариальной организацией со второй половины XVI века становятся подьячие Ивановской площади. Общий надзор за площадной организацией был поручен специальному органу, а непосредственный – выборным старостам. На последних возлагалась обязанность по наблюдению за тем, чтобы подьячие «всякие крепости[xiv] и посторонние письма писали с их ведома», «чтобы кто воровски не написал никаких подставных заочных крепостей... чтобы в том пошлина не пропадала»[xv].

Староста избирался из среды самих площадных подьячих ими же, а назначался указом из приказа или Приказной палаты. Главной целью надзора за лицами, удостоверяющими акты, была в то время борьба с подлогами и недоимками пошлин.

Кандидаты в подьячие Ивановской площади также принимались правительственной властью при участии площадной организации. Как правило, кандидат подавал челобитную на имя государя. Помимо челобитной, просящий по существовавшему обычаю должен был предоставить поручительное письмо от выборного старосты, содержащее его деловую и нравственную характеристику. Круговая порука площадной организации по возмещению ущерба от деятельности своего члена способствовала созданию ситуации, в которой ходатайствовать было выгодно лишь за профессионально подготовленного человека[xvi]. Существовавший порядок назначения на должность был достаточно строгим, и доступ к профессии имели лишь те, кто действительно был достойным кандидатом. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что к этой профессии относились с должным почтением и уважением.

Помимо упомянутой Ивановской площади в Москве был ряд других «больших и мелких площадей». Но в то время как одни площадные организации, например Ивановская площадь, имели право совершать акты по всевозможным сделкам, другие, по крайней мере, в конце XVII века, обладали весьма ограниченными правами: они могли писать только некоторые из них. К последним, например, относилась площадная организация при Посольском приказе[xvii].

Соборное уложение 1649 года стало важной вехой в истории российского нотариата. По Уложению стороны были обязаны совершать сделки только через площадных подьячих с составлением справки к последующей регистрации в поместном приказе. Писать «на дому» разрешалось только договоры о займе денег и хлеба, «сговорные свадебные записи», духовные завещания. Остальные крепости, составленные площадными подьячими, должны были записываться в книги соответствующего приказа, за что с них взималась пошлина. После этого крепости предъявлялись в Печатный приказ, где к ним прикладывалась государственная печать.

Указанным Уложением не предусматривалось создание специального нотариального органа, однако в нем проводилось различие значения актов и крепостей домашних и совершенных у площадных подьячих. Приказы являлись хранилищами не только документов, но и сведений о владении недвижимой собственностью. Можно сказать, что в этот период складывалась такая черта российского нотариата, как разделение функций органов, совершающих сделку, и органов, ее регистрирующих[xviii]. Разделение функций совершения сделки и ее регистрации является весьма эффективным, так как в данном случае каждый несет ответственность за свою деятельность: органы по регистрации сделок отвечают за регистрационные действия, а органы по совершению сделок – за их чистоту и юридическую грамотность. При подобном порядке оформления недвижимого имущества максимально обеспечивается безопасность сделок, что, несомненно, важно для граждан, у которых отсутствует юридическое образование. Данное обстоятельство актуально и в настоящее время.

Приоритет записи в Поместном приказе был абсолютным. Право собственности на вотчину возникало только у покупателя, записанного в книгах Поместного приказа. «И тою вотчиною владети тому, за кем та вотчина в Поместном приказе в книгах записана, а первому купцу тою вотчиною владети не велети для того, что он ту вотчину купя, в Поместном приказе за собою в книги не записал»[xix].

В конце XVII века Петр I принимает ряд мер, направленных на создание системы регламентации совершения сделок, в частности, устанавливает строгие формы актов практически для всех сделок.

В соответствии с Указом от 9 декабря 1699 года их составление должно было производиться после предварительного уведомления приказных судей и в присутствии свидетелей. Крепости должны были подписываться как сторонами, так и свидетелями, а сведения о них – заноситься в специальные книги, хранящиеся в Поместном приказе.

Порядок записи крепостей также был регламентирован Указом от 10 января 1701 года, в соответствии с которым все акты о сделках с недвижимостью делились на три вида; им соответствовали особые правила записи и внесения в приказы. В 1705 году это деление крепостей было изменено[xx].

Кроме того, Петр I предпринял несколько попыток огосударствления порядка совершения как «крепостных дел», так и иных актов. В 1701 году впервые полномочия из ведения площадных подьячих были переданы в ведение Оружейной Палаты, а в 1706 году – в ведение Московской Ратуши, во главе которой был поставлен обер-инспектор ратушского правления. В 1708 году, после учреждения губерний, «крепостные дела» вошли в круг непосредственных полномочий губернаторов.

В 1719 году учреждается Юстиц-коллегия, при которой была создана Крепостная контора, возглавляемая секретарем. В ее компетенцию входило все то, чем прежде занимался Приказ крепостных дел, а право совершения иных актов передавалось различным приказам, заваленным многочисленными государственными делами[xxi].

20 октября 1719 года была принята Инструкция крепостных дел дьякам, которая содержала следующее положение: «Ежели оный дъяк в своих врученных ему делах сам, или с подчиненными своими учнет какие подлоги делать... тогда фискалу о том (в) суд на него доносить»[xxii].

При Екатерине II Юстиц-коллегия была ликвидирована, и совершение крепостных актов перешло в ведение уездных судов и палат гражданских судов. В губернских центрах при палатах гражданского суда, а в уездах – при уездных судах были образованы «крепостные отделения», укомплектованные «крепостными писцами и надсмотрщиками».

Составленные писцами акты вносились в «докладную книгу», которая поступала на рассмотрение судебного присутствия. Судья, удостоверившись в «самоличности совершающих данный акт» и в правах продавца или залогодателя, убедившись в законности условий сделки, налагал резолюцию на акте: «Cовершить по закону», после чего возвращал его надсмотрщику. Последний дословно переписывал текст акта в «крепостную» книгу.

В палатах гражданского суда регистрировались и письменные завещания[xxiii].

В XVIII веке в России начинает формироваться вексельное законодательство. В Вексельном уставе 1729 года упоминается о нотариусах, которые записывали протесты в неплатеже векселей и заверяли исправления в их текстах[xxiv].

С 1781 года для торговых сделок и посредничества учреждаются частные маклеры и нотариусы. Они были ликвидированы Александром I, а вместо них в 1831 году созданы особые биржевые нотариусы и маклеры. На указанных лиц возлагалось оформление менее значительных договоров, более же важные из них по-прежнему регистрировались в палатах гражданского суда[xxv].

По Своду законов «крепостной порядок» регистрации актов являлся обязательным только для сделок об отчуждении недвижимой собственности и крепостных крестьян. По другим делам акты могли быть засвидетельствованы публичными нотариусами или биржевыми нотариусами и маклерами[xxvi].

После судебной реформы 1864 года функции, которые выполняли чиновники крепостных дел (крепостные надсмотрщики и писцы), полностью перешли к нотариусам. В связи с этим в 1867 году статья 489 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных была дополнена примечанием следующего содержания: «Хотя чиновники крепостных дел, с введением в действие положения о нотариальной части, были упразднены, но с упразднением городовых и частных маклеров лежащая на последних обязанность перешла к нотариусам окружных судов, на которых вместе с тем перешла и ответственность».

Появление примечания обусловлено утверждением императором Александром II 14 апреля 1864 года Временного положения о нотариальной части (далее – Положение)[xxvii].

Организация нотариата в Российской империи после утверждения данного Положения, принятие унифицированного акта о нотариате и введение нотариальных учреждений знаменовали собой новую эпоху в истории развития российского нотариата. Положение представило нотариусов в совершенно новом виде – в таком, в каком до него они не существовали[xxviii]. В соответствии со статьей 3 данного Положения должности нотариусов учреждались в столицах, губернских и уездных городах, а в случае необходимости – и в уездах. Но Положение было введено не на всей территории страны, не везде были учреждены должности нотариусов, поэтому нотариальной деятельностью занимались также мировые судьи, уездные суды, полиция[xxix]. Если мировые судьи и уездные суды совершали различные нотариальные действия, то нотариальная деятельность полиции ограничивалась удостоверением доверенностей и другими действиями, конкретно названными в гражданских законах, Торговом и Вексельном уставах. Полиции разрешалось свидетельствовать подписи на некоторых «домашних актах», подпись, учиненную вместо безграмотного по его просьбе и желанию другим лицом на векселе, даваемом безграмотным (до 1902 г.), торговые доверенности (до 1903 г.) и доверенности на ведение дел в судах и др.[xxx].

В соответствии со статьей 17 Положения нотариусы признавались состоящими на государственной службе, им присваивался восьмой чин по должности. Однако при этом ни жалованья, ни пенсии от государства они не получали. Статьей 208 Положения они признавались свободными профессионалами, осуществляющими свою деятельность на коммерческой основе. В настоящее время граждане и общество в целом не испытывают необходимого для развития данного института доверия к нотариусам, занимающимся частной практикой, в связи с чем присвоение государственного чина или юридического класса, возможно, повысило бы степень доверия общества к нотариусам. Достаточно интересно было бы обсудить данное положение при рассмотрении проекта нового закона о нотариате.

За оказанные услуги нотариус брал по соглашению с клиентом определенную плату. В случае отсутствия такого согласия стоимость нотариального действия определялась согласно тарифу. В целях обеспечения исполнения обязательств, которые могли возникнуть вследствие неправильных действий нотариуса, он обязан был при назначении на должность внести залог[xxxi].

Удостоверение нотариальных документов осуществлялось не от имени государства в целом, а той губернии, где нотариус служил, поскольку нотариус имел печать с изображением губернского герба[xxxii], и нотариус должен был выполнять свои обязанности только в пределах своего нотариального округа.

В местностях, где присутствие нотариуса признавалось необходимым, а желающих занять вакансию не было, предусматривалась возможность назначения нотариуса от правительства. Кандидат должен был отвечать всем требованиям, предъявляемым к нотариусу. Назначаемый правительством нотариус являлся государственным служащим, пользовался всеми правами и преимуществами наравне с секретарем окружного суда, получал вознаграждение, назначаемое Министерством юстиции, и не предоставлял залога для обеспечения своей деятельности.

Наряду с должностями нотариусов Положением предусматривались должности старших нотариусов, правовой статус которых отличался от положения обычных нотариусов. Они состояли на государственной службе, и их содержание, права и преимущества соответствовали содержанию, правам и преимуществам членов окружных судов. Старшие нотариусы могли иметь помощников, приравненных по статусу к статусу секретарей окружных судов.

Ввиду наличия нотариальной иерархии существовало разделение компетенции: «крепостная часть» – право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество – находились в ведении старших нотариусов. Все остальные нотариальные действия совершались младшими нотариусами (статьи 154–156 Положения)[xxxiii].

Согласно статье 65 Положения круг действий нотариусов был определен достаточно четко: совершение актов, выдача выписок из актовых книг, копий актов, удостоверение актов, разного рода протестов и т.д., принятие на хранение от частных лиц документов. Нотариусы имели право совершать любые акты, кроме «актов состояния, служебных и межевых, а также свидетельствовать документы».

Необходимо отметить, что при обсуждении изменений системы современного нотариата предлагалось ввести должности нотариусов разного уровня. При дальнейшем обсуждении модернизации нотариата от данного предложения обоснованно отказались; представляется, что подобное деление должностей нотариусов не способствует развитию системы нотариата в целом, а, наоборот, отбрасывает назад, в прошлое, в уже давно пройденный этап становления данной системы.

Статьей 31 Положения были установлены строгие правила ведения реестров – без подчисток и неоговоренных исправлений.

В соответствии с Положением при совершении каждого нотариального действия должны были непременно присутствовать два свидетеля, а при составлении купчих на недвижимое имущество требовались три человека[xxxiv].

Наряду с этим Положение содержало нормы, посвященные нотариальной тайне. Она должна была соблюдаться по всем нотариальным делам.

Помимо нотариусов в дореволюционной России существовал институт биржевых нотариусов, и их деятельность регулировалась Торговым уставом[xxxv].

В обязанности биржевого нотариуса входило удостоверение и совершение актов, заключаемых между иностранными подданными или между иностранными и российскими подданными. Его личная печать содержала указание места работы (например, Санкт-Петербургская биржа), а также имя на трех языках: французском, немецком и английском.

В компетенцию биржевого нотариуса также входило следующее: опротестование векселей и заемных писем, перевод верительных писем и других актов, высылаемых из других стран для использования в присутственных местах, регистрация жалоб шкиперов на пребывающих в России корреспондентов, чужестранных купцов, хранение вверенных денег.

После Октябрьской революции нотариат в России практически создавался заново. В соответствии с Постановлением ЦИК СССР от 14 мая 1926 г. «Об общих принципах организации государственного нотариата» он был подчинен судебным органам союзных республик, что нашло отражение в Положении от 20 июня 1930 г. «О государственном нотариате РСФСР». Согласно данному Положению нотариальные конторы и рай/горисполкомы были поставлены в равные условия при производстве нотариальных действий.

Как отмечает А.Я. Кодинцев, с 1929 года возобладала установка на ликвидацию нотариата в рамках кампании «упрощения и улучшения» деятельности органов юстиции. Сокращалась сфера деятельности нотариата из-за отмены ряда нотариальных удостоверений и общего сокращения гражданского оборота. Большинство нотариальных контор было закрыто. К 1 января 1937 г. в СССР осталось всего лишь 122 конторы, в том числе в РСФСР – 74 (в 1924 г. было 414, в 1935 г. – 59)[xxxvi].

В соответствии с Постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 8 июля 1936 г. оперативное руководство нотариатом было возложено на председателя Гражданской коллегии ВС РСФСР и осуществлялось группой по нотариату при Гражданской коллегии. В реальности руководство по-прежнему отсутствовало[xxxvii].

Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1936 г. все нотариальные действия изымались из ведения рай/горсоветов и передавались нотариальным конторам и нотариальным столам при народных судах. Аналогичные положения были приняты в других союзных республиках. Планировалось увеличить число нотариальных работников в СССР с 601 до 4981 человек. Например, в Ленинградской области собирались организовать 22 конторы и 60 столов[xxxviii].

Как известно, нотариат с 1917 по 1993 год представлял собой часть государственного аппарата, которому в основном была отведена техническая функция свидетельствования документов, связанных с гражданским оборотом и гражданско-правовыми отношениями.

«Вымирание» нотариата являлось на тот момент достаточно закономерным, принимая во внимание отсутствие частной собственности граждан и, как следствие, снижение гражданского оборота. Возвращаясь к вышеизложенной высокой функции нотариата, можно сделать вывод, что с возобновлением и развитием института частной собственности увеличивается потребность в системе органов нотариата в том виде, в котором данный институт зарождался, и с теми функциями и степенью доверия, которые были присущи ему при возникновении.

С принятием Основ законодательства о нотариате впервые на законодательном уровне наряду с государственным нотариатом был введен институт частного нотариата. Необходимость появления нотариата в России, как и в других странах мира, была вызвана объективными закономерностями развития гражданского общества, главная из которых – обеспечение сохранности частной собственности как священной и неприкосновенной, создание условий, при которых собственник по своему усмотрению и желанию мог ею распоряжаться.

C 1993 года возрождение российского нотариата связано с экономическими реформами, процессами приватизации, изменением отношений собственности в России. Данные изменения потребовали адекватных правовых способов защиты участников гражданского оборота, в том числе и путем развития системы нотариата. В правовой системе России стала складываться новая комплексная отрасль права – нотариальное право, объединяющее систему норм, регулирующих порядок совершения нотариальных действий и взаимоотношения нотариуса с участниками нотариального производства; таким образом, в России сформировался институт нотариата, приближенный к нотариату латинского типа. Его полезность, а также экономичность для общества заключаются в том, что нотариат позволяет обеспечивать правоохранительные функции, законность и правомерность юридических действий участников гражданского оборота за счет самого себя, без каких-либо затрат со стороны государства.

Латинский нотариат базируется на традициях римского права. Нотариат латинского (свободного) типа сформировался в результате длительной эволюции правовых идей в странах романо-германской правовой системы. Их внутреннее право изначально строилось на адаптации римского права и основывается сейчас на общих правовых концепциях. Благодаря этой общности организация нотариата и порядок осуществления нотариусами своих полномочий в этих странах обладают существенным сходством. В частности, среди основных системных признаков, которые характеризуют любой национальный нотариат латинского типа, можно назвать следующие: основная функция нотариуса – придание частным соглашениям аутентичного характера, особой доказательственной и исполнительной силы, защита публичного интереса.

Таким образом, следует отметить, что:

– нотариус – это публичное должностное лицо, получающее полномочия от государства и реализующее их от его имени и под его контролем;

– нотариус – это лицо свободной юридической профессии в том смысле, что самостоятельно организует свою работу, за собственный счет приобретает необходимое имущество и нанимает помощников, несет полную имущественную ответственность за причиненные убытки;

– нотариус за совершение им нотариальных актов получает денежную сумму в соответствии с нотариальным тарифом, размер и порядок уплаты которого устанавливаются государством. Нотариальный тариф является одновременно основным источником для самофинансирования нотариальной деятельности;

– нотариусы объединяются в коллективные органы: нотариальные палаты, выполняющие административные и контрольные функции. Членство нотариусов в палатах обязательно.

Кроме объединений нотариусов внутри отдельных стран, существует Международный союз латинского нотариата (The International Union of Notaries) – на сегодняшний день это международная ассоциация нотариальных палат 73 стран мира, со всех пяти континентов; основан он 2 октября 1948 года в Буэнос-Айресе, Аргентине, во время Первого международного конгресса нотариусов.

В работе Первого международного конгресса нотариусов участвовали представители палат нотариусов из 19 стран мира, а именно: Аргентины, Бельгии, Боливии, Бразилии, Канады, Колумбии, Коста-Рики, Кубы, Чили, Эквадора, Испании, Франции, Италии, Мексики, Парагвая, Перу, Пуэрто-Рико, Швейцарии и Уругвая. Этот конгресс, в свою очередь, явился одним из самых прогрессивных и знаменательных международных событий послевоенного периода, способствующих созданию сети отношений среди наций. Создание Международного союза латинского нотариата было обусловлено следующими целями: для представительства нотариата в международных организациях, для сотрудничества с национальными, в том числе нотариальными организациями, для изучения и усовершенствования права в области нотариальной деятельности, для распространения принципов латинского нотариата, для организации международных нотариальных конгрессов. Представляется, что нотариат в Российской Федерации должен находиться на достаточно высоком уровне для участия в конгрессах мирового масштаба, что, несомненно, благотворно скажется на развитии международных отношений страны в целом.

На данный момент времени, по прошествии 60 лет с момента создания, Международный союз латинского нотариата обладает серьезным политическим весом. В частности, интересы Союза представлены в ООН, ЮНЕСКО, Гаагской конференции по международному частному праву, Европейской Комиссии и Европейском Парламенте, Совете Европы, УНИДРУА (UNIDROIT – фр. Institut international pour l'unification du droit privé – Международный институт унификации частного права. – Ред.) и других международных организациях.

Подводя итог изложенному, следует отметить, что нотариат в Российской Федерации уже прошел достаточно большой путь своего становления как института защиты прав и свобод граждан, но, тем не менее, ему еще предстоит пройти ряд этапов своего развития, прежде чем он приблизится к мировым общепризнанным стандартам нотариата. Учитывая особенности правовой культуры, тенденции развития экономики и, конечно же, принимая во внимание масштабы Российской Федерации, представляется, что модернизация нотариата, хотя и является закономерной и необходимой, но займет достаточно продолжительное время для преодоления препятствий и непонимания, прежде чем сформируется как самостоятельный институт, вызывающий у населения страны доверие и уважение. Для того, чтобы данный процесс прошел максимально безболезненно и гладко, нотариусам самим необходимо уважительно относиться, прежде всего, к самим себе и к своей профессии. Нотариус, уважающий себя, своих коллег, свой труд и свою профессию, никогда не позволит себе неуважительное отношение к лицу, обратившемуся к нему за помощью. Только тогда слово «нотариус» станет звучать гордо!



[i] Вернадский В.И. Очерки и речи. Вып. 2. М., 1922. С. 112.

[ii] Черемных И.Г. Теоретические основы независимого нотариата России. М., 2006. С. 12.

[iii] См.: Олейнова А.Г. История становления законодательства о нотариате в России: Дис. …канд. юрид. наук. М., 2004. С. 13.

[iv] Например, в соответствии с Пространной редакцией Русской Правды договор займа заключался только в присутствии свидетелей.

[v] См.: Комаров Н.И. Нотариат в Российской империи во второй половине XIX – начале XX века. Дис. …канд. юрид. наук. М., 2004. С. 40–41.

[vi] Комаров Н.И. Указ. соч. С. 41.

[vii] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С. 476.

[viii] См.: Исторические хроники российского нотариата. М., 2003. С. 121.

[ix] Пятенщик – лицо, ставившее печать, «пятно».

[x] См.: 3лотников М.Ф. Подьячие Ивановской площади. К истории нотариата Московской Руси // Нотариальный вестникъ. 1998. № 1. С. 41.

[xi] См.: Олейнова А.Г. Указ. соч. С. 15.

[xii] См.: 3лотников М.Ф. Указ. соч. С. 41.

[xiii] Магарыч (угощение после выгодной сделки) – заимствовано из арабского языка, вероятно, через тюркско-татарское посредство; дословно означает «расходы, трата, издержки» (см.: Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971. С. 251).

[xiv] Крепость – акт (документ), подтверждающий право на владение какой-либо собственностью, то же, что купчая.

[xv] Фемелиди А.М. Русский нотариат. История нотариата и действующее нотариальное положение 14 апр. 1866 г. СПб., 1902. С. 62.

[xvi] См.: 3лотников М.Ф. Указ. соч. С. 41.

[xvii] См.: Олейнова А.Г. Указ. соч. С. 19.

[xviii] См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Указ. соч. С. 184.

[xix] Соборное Уложение 1649 года. Текст. Комментарии. Л., 1987. С. 89.

[xx] См.: Олейнова А.Г. Указ. соч. С. 21–22.

[xxi] См.: Олейнова А.Г. Указ. соч. С. 21–22.

[xxii] Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Т. 5. СПб., 1830. С. 741.

[xxiii] См.: Комаров Н.И. Указ. соч. С. 48.

[xxiv] См.: Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. Т. 8. С. 149.

[xxv] См.: Комаров Н.И. Указ. соч. С. 49.

[xxvi] См.: Российское законодательство X–XX веков. Т. 6. М., 1988. С. 406–407.

[xxvii] См.: Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1. С. 193.

[xxviii] См.: Фемелиди А.М. Указ. соч. С. 74.

[xxix] См.: Комаров Н.И. Указ. соч. С. 75.

[xxx] См. об этом подробно: Гасман А. О пределах нотариальной деятельности полиции // Нотариальный вестникъ. 1903. № 9. С. 3–6.

[xxxi] См.: Временное Положение о нотариальной части // Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1. С. 195.

[xxxii] Там же. С. 197–198.

[xxxiii] См. об этом подробно: Шаповалова Л.Л. Институт нотариата в России: историко-правовой аспект. Ставрополь, 2000. С. 19.

[xxxiv] См.: Комаров Н.И. Указ. соч. С. 103.

[xxxv] См.: Свод законов Российской империи. Издание 1876 года. Т. 11. С. 650–661.

[xxxvi] См.: Кодинцев А.Я. Разрушение и восстановление системы советского нотариата в середине 30-х годов XX века // Нотариус. 2006. № 3. С. 37.

[xxxvii] См.: Казаков А.И. Органы судебного управления РСФСР в период с 1930 по 1970 год: Дис. …канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. С. 49.

[xxxviii] Рыхлов А. Опыт организационно-массовой работы нотариальных органов Ленинградской области // Советская юстиция. 1938. № 5. С. 43.

http://www.notariat.ru/publ/zhurnal-notarialnyj-vestnik/archive/3406/3413/